Публицистика Пиццорно. Лучшая песня 2014-го года

Артём Борисов делится своим взглядом на одну из главных музыкальных работ года – «48:13» от Kasabian – и отыскивает там лучшую песню 2014-го.

Целый год участники группы Kasabian мечтательно рассуждали, каким будет их новый альбом. Лидер коллектива Серджио Пиццорно говорил, что он скажет новое слово в рок-н-ролле.

В июне 2014-го вышла пластинка «48:13». Было ли сказано что-то новое? И да, и нет. Сначала Пиццорно соединил всё, что он любит в музыке – брит-поп, Битлз, химические мухоморы, танцевальщину, хип-хоп, розовую обложку. Потом из этого соединения изъял всю мишуру. Вокалист Том Мейган говорит: «Нам хватило уверенности обнажить свою музыку, Серж убрал из альбома все лишнее. Получилось невероятно!»

Невероятно, потому что даже от смелых Kasabian страшно было ожидать работы, где бы соединялись: композиция «Eez-eh», похожая на резинового лягушонка; обилие инструментальных вставок между обычными треками; драйвовейшая песня «Bumblebee» (после нескольких прослушиваний оказалось, что она написана в стиле lo-fi и не может быть хитом, а так хочется) и так далее.

И в этот момент всеобщего замешательства оказалось, что на диске всё же есть одна настоящая жемчужина.

kasabian-48.13-front

Песня «Stevie» – не откровение. По сути, Касабы продолжили свой же старый гимн «Where did all the love go?». Сначала они выпустили акустическую версию «Stevie», затем представили новый трек в электрическом варианте на ВВС, а совсем недавно сняли клип. В клипе рассказывается, как мальчик, который всю жизнь провел в стенах лаборатории (то бишь в рамках цивилизации), открывает для себя чувство свободы (то бишь природы) и сбегает. О том и песня.

И всё бы ничего, но это лучшая песня, сделанная кем-либо в 2014 году.

Нет, дело не в приключенческом темпе, хотя он здесь есть. Песня идеально подходит для путешествия любым видом транспорта, если вы сидите у окошка. Вы – персонаж вестерна, пересекающий техасскую пустыню на Chrysler Voyager. Вы слушаете радио Джеймса Бонда.

Греческий воин, который после победы над персами при городе Марафон пробежал расстояние от Марафона до Афин, воскликнул «Радуйтесь, афиняне, мы победили!» и упал замертво, должен был слушать песню вроде «Stevie» на протяжении своего тяжелейшего пути.

Секрет этой композиции не в звуках виолончели и трубы, хотя в них тоже. Кстати, вы заметили, что если к хитовому треку добавить смычковые или духовые, то получается великая песня? Переслушайте «Новых людей» Сплина, «Мой рок-н-ролл» Би-2, да хотя бы «Wonderwall»…

И всё же главная сила «Stevie» в другом. В бесподобном припеве. Гроза над стадионом. Буря на фестивале. Это уже не эксплуатация одной строчки-лозунга «Where did all the love go?». Та вещь по мощи звука и духа была почти акустической. «Stevie» – это постоянный путь вверх, выше и выше по тону и громкости.

Пиццорно и Мэйган не похожи на поэтов, готовых повеситься, и поклонники Joy Division и Nirvana увидят за их криком только белый гламурный пиджак Мэйгана на фестивале Glastonbury и розовую обложку альбома. Однако кто сказал, что одно хуже другого? Альбом «48:13» – это не только disco и синт-поп. Здесь есть большое уважение к року. Лучшей музыке на Земле.

Безымянный

Если вы не согласны – значит, 5 июля вы не слышали Kasabian в Парке Горького.

Скоро будут опубликованы лауреаты всех на свете музыкальных премий, и главные призы, скорее всего, соберет «Eez-Eh» как «якобы новое слово в рок-н-ролле». Однако нельзя будет забыть «Stevie» как явление старой-доброй стадионщины. Потому что Kasabian – конечно, новаторы, но в то же время они – главные охранники рока, прямые и прогрессирующие наследники Oasis (читай: всей истории британского рока от The Beatles).

Добавить комментарий