Барселонцы о русских: блиц-опрос населения

В России азиаты стараются носить яркую одежду и косить под южнокорейских туристов, чтобы на них не смотрели как на гастарбайтеров. Какой реакции на себя ждать русскому в Испании? Обозреватели «Клише» прозондировали барселонскую почву: все в порядке, можно ехать, они нас любят. Хотя отказывают во вкусе и все равно считают синонимами слова «Россия» и «водка». 

Диего как Марадонна, только не похож. Приехал из Аргентины, учится в Барселоне, по образованию юрист, но пишет романы. Выглядит он как настоящий мыслитель: небольшого роста, худенький, бородатый с огромными карими глазами и пухлыми губами. Смотрит внимательно, с любопытством. Подсел поболтать в одной маленькой пиццерии, разговорились, через два часа мы с ним играли в бильярд, пили виски и обсуждали Достоевского в закрытом баре около улицы Ла Рамбла.

Аргентина и Россия — «девелопинг кантрис», страны, подающие надежду, развивающиеся. «Так нас называют те, кто нам завидуют» — вывод, который мы сделали после двух бокалов Джека Дэниэлса.

А чему завидовать? — спросите вы. Завидовать людям. В России самые красивые девушки, в Аргентине самые горячие парни. А ведь что самое главное? Эти самые Люди.

У Нормана проколотые уши, узкие модные джинсы, накаченные руки и плечи, растянутая футболка, рюкзак. В Испании четыре года, сам из Гамбурга. Своя квартира в центре Барселоны. По образованию графический дизайнер, но работает клерком в немецкой фирме. Ему 32. Казалось бы, жизнь удалась. По крайней мере, многие и мечтать не смеют о таких условиях для существования. И пока вы поглощены завистью к этому счастливчику, на горизонте всплывают многочисленные «но».

y1oFM-NVl8E

Например, работает он всего лишь в call-центре и это лучшее, что ему могло здесь достаться. Он знает немецкий, испанский и английский, но с трудоустройством все равно не везет, не меньше чем испанцам, которых в родной стране вообще не берут никуда. Кризис всех поставил в неудобное положение, экономика страны переживает тяжелые времена, а испанцы, не смотря ни на что, с часу до четырех стабильно уходят на сиесту.

«Ленивые засранцы! Банки закрываются в два часа дня, это как вообще?» — негодовал Норман. «Оу фак ю, айм нот турист, ай ноу спэниш!» — возмущенно ответил он какой-то девушке на улице.

Некоторое время сидел на наркотиках, тяжелых и вызывающих сильную зависимость. Барселона — город соблазнов. Слез. Даже курить бросил. Все время повторял, что хочет обратно в Германию. «Благоприятный климат, интересные люди, яркая жизнь — это все хорошо, но надоедает» — жаловался нам, русским, еле наскребшим на билеты в Испанию. Его можно понять: взрослый мужик, а из всех жизненных достижений только квартира, татухи по всему телу и два тоннеля в ушах 3 сантиметра.

Тяжело быть красивой и загадочной туристкой на улицах Барселоны, невозможно оставаться в одиночестве по ночам. Гуляли ли мы по городу, сидели в кафе, разговаривали на пляже или танцевали в клубе — везде мы были под прицелом карих глаз.

«Русские? Не обижайтесь, но, по-моему, все русские похожи на Бориса Ельцина. И еще ужасно одеваются. А вообще, вы первые знакомые мне русские. Симпатичные»

С такими словами ко мне подкатывал еще один немец. Он был вылитый Хью Грант, но это его не спасло. После четырех бутылок пива он и его друзья, упившись, шатаясь и еле шевеля губами, покинули нас. Каждую ночь мы возвращались домой как с боев с быками. С утра до вечера приходилось отбиваться от страстных тореадоров.

Милый испанский дедушка с ресепшена каждую ночь встречал нас после наших диких танцев, хитро улыбался и заманчиво тряс испанской колбасой в упаковке. Дело было в том, что когда-то мы пообещали принести вино и багет, а с него причитался настоящий хамон — собирались устроить маленький ужин. Но (к счастью или, к сожалению) этому не суждено было исполниться. Каждый раз, нагулявшись, мы хотели лишь в душ и спать. Дедуля расстроился, но перед отъездом получил от нас по поцелую.

«Русские? Правда? Вы водку пьете? У вас там холодно?» — мучили нас расспросами испанские школьники, лет 13.

Девочка-скромница с очень красивыми, умными глазами и два мальчика, один — пухлый задира, а второй — щуплый, но энергичный романтик, с вдохновенным взглядом. Мы шли по улице и заходили во все продуктовые в поисках любимого заморского сидра. Дети возвращались со школы. Познакомились. «Почему вы заходите в эти лавочки? Там же везде пакистанцы, они грязные.»
DjoKEqvAIMo

Действительно, в продуктовых хозяйничают люди с индусской внешностью, а вот хозтовары (исключительно китайского происхождения) принадлежат азиатам. С завидным постоянством индусы намеревались с нами познакомиться, а азиаты впарить побольше дешевой ерунды. «Такого рода» иностранцы заполоняют собой и своей дребеденью все торговые площади, пытаются привить свою культуру, плохо пахнут и ведут себя. Неудивительно, что коренные каталонцы, которым не дают работу в собственной стране, избегают «такого рода» магазины.

В конце пути, перед развилкой, школьники решили, что любят нас. Так на всю улицы и заявили: «Русские, вы — веселые, мы вас любим!» И мы не могли не признаться в ответных чувствах.

 

Текст и фото: Алла Мирзаи

Добавить комментарий