Айзек Брок и всё-всё-всё. Рецензия на альбом Modest Mouse «Strangers to Ourselves»

Modest Mouse – пример группы, которая, будучи неразрывно связанной с «классической» эстетической традицией инди-рока, делает ни на кого не похожую музыку.

Если и возможны сравнения – то это будут сравнения с Pixies. Такой же (несколько отличный от человеческого) вокал, такой же эффект скрюченного, агрессивного, дерзкого добродушия. Мало кто может так нежно и непринужденно произнести строчку «Whod wanna be such an ***hole?», как это делает солист Modest Mouse Айзек Брок в песне «Bukowski». Разве что Пётр Мамонов. Что сказать, у обоих была сложная жизнь… Кстати, Брок использует то же неприличное слово и на новой пластинке.

m460x460

Необычность Modest Mouse не нужно искать, просто прочтите совершенно нерентабельные с точки зрения маркетинга названия альбомов длиной в целый куплет: «This Is a Long Drive for Someone with Nothing to Think About», «Good News for People Who Love Bad News», «We Were Dead Before the Ship Even Sank»…

Но главным катарсическим воздействием, безусловно, обладают мелодии и аранжировки американской группы. Например, песня «March Into The Sea» создает пьяные деревенские ассоциации, наглядно показывая, как незначительное использование баяна (вкупе с вокалом, о котором уже упоминалось) помогает создать разгоряченный, яркий вариант западного рок-н-ролла.

Учитывая, что между «старой и великой» и «молодой и экспериментаторской» музыкой существует явный конфликт (первые называют вторых «старыми занудами», вторые первых – «не музыкой»), вот вам компромисс: Modest Mouse. Они и так не последние люди в тусовке. В 2006-09 году в составе группы был Джонни Марр (бывш. The Smiths), а нынешний альбом «Strangers to Ourselves» записывается при участии Криса Новоселича из Nirvana. Modest Mouse и сами не мальчики (первый альбом в 1996 году), но и связь с золотой эпохой через персоналии не бывает лишней.

Что касается нового альбома, можно отметить, что уже предварявшие его синглы («Coyotes», «The Best Room», «The Ground Walks, with Time in a Box» и особенно «Lampshades On Fire») вызывали явную уверенность: всё будет хорошо. Правда, синглов оказалось целых пять, и последний пятиминутный медляк «Of Course We Know» был немного лишним…

Пожалуй, именно эту претензию можно предъявить всему альбому. Он длинный (15 песен) и не настолько драйвовый, чтобы гарантированно не потерять слушателя на полпути к последнему треку.

Впрочем, если вы не новичок и не ханжа, вам должно понравиться. Обложка – снимок спального района города Меса (штат Аризона, США), чем-то похожий на календарь майя – указывает на то, как нужно слушать этот альбом: по кругу. Не задумываясь о наличии глубокой философии в обыденной жизни, хотя она там есть.

Брок в интервью встает в типичную для рок-авторов позу и отказывается комментировать смысл песен:

 «Это стандартное правило для меня с тех пор, как Pixies разрушили свою песню «Debaster». Я узнал, что она была о каком-то старом фильме, и они просто поют о том, что в нем происходит. Я все еще люблю Pixies, но когда я слушаю ту песню, вся моя фантазия замещается кадрами из фильма, который я смотрел фрагментами».

m460x460

Итог: альбом в очередной раз доказывает, что на такую шикарную основу, как вокал Айзека Брока, можно положить всё, что угодно: фолк («Coyotes»), диско («The Ground Walks, with Time in a Box»), колыбельную («Strangers to Ourselves») или фирменный для MM речитатив («Lampshades On Fire»). Кстати, последнюю песню уже вовсю гоняют радиостанции (даже в России) – ещё бы! Её мотив настолько удачен, что даже в рамках этого альбома он, кажется, повторяется несколько раз. И это уже минус.

Автор: Артём Борисов

Добавить комментарий